Квартирный вопрос По решению суда в одной 18-метровой комнате должны проживать две семьи. Этим же судебным решением одна из семей фактически разрушена – у сына отняли отца, а у жены - мужа.

Общество 14 ноября 2007, 00:00 2263
Квартирный вопрос

Оксана Парфенович после смерти отца в 2005-ом году переехала в его квартиру с мужем Владимиром и сыном Олегом. Оксана прописана в ней еще с 1991 года. Однако в ордере помимо отца значатся его бывшая супруга и ее сын, Людмила и Марат Васильевы. И они когда-то тоже жили в этой квартире. За право проживать в ней между двумя семьями начались судебные споры. В итоге Фемида улыбнулась Васильевым.

- Оксана Парфенович: 1 октября у нас был суд по вопросу о выселении моего мужа, так как он здесь не прописан и проживает незаконно, и о заселении ее с сыном. Так вот мы, 2 семьи, и живем на этой жилплощади.

В квартиру уже должны были придти судебные приставы для того, чтобы разделить семью Парфенович.  Мать Оксану и сына Олега – оставить, а мужа и отца – Владимира – выселить.

- Владимир Парфенович: Я хочу участвовать в воспитании своего сына, общаться с ним, а меня выселяют, получается, нас фактически развели. Суд нас развел.

- Оксана Парфенович: Суд нам объяснил, что папа будет «выходной».

- Олег Парфенович: Я не хочу, чтобы у меня папа уходил из квартиры, я хочу с папой жить.

Из-за тесноты 13-летний Олег вынужден делать уроки на кухне. Оксана и Владимир ломают голову: как на 18 метрах жилплощади должны поместиться 2 совершенно разные семьи. И как оставлять ребенка на попечение совершенно незнакомых ему людей.

- Оксана Парфенович: Я работаю в БСМП. И работаю суточно. А ребенка не могу оставить в этой квартире на чужого, совершенно постороннего человека.

Сегодня Олег не пошел в школу. Хотел остаться с отцом до последнего. Но приставы так и не пришли. Выселение было приостановлено.

- Оксана Парфенович: Васильева подала иск. Теперь уже о том, чтобы выселить меня, ребенка и мужа. Как мне дальше быть? У меня просто другого жилого помещения, куда можно было бы уйти из этой квартиры, нет. У меня нет ни отца, ни матери.

Оксана Парфенович не знает, как выйти из этого кошмара на 18 метрах. Сегодня она обратилась в Конституционный суд Бурятии и к главе республики. Последняя надежда - на эти инстанции.

Копирование разрешено только с письменного согласия главного редактора
14 августа