«БАМ — дорога моей жизни» Легендарной Байкало-Амурской магистрали 50 лет! В честь юбилейной даты мы начинаем цикл публикаций о наших земляках — строителях БАМа.

Общество 17 апреля 2022, 16:32 12188
«БАМ — дорога моей жизни»
фото: из личного архива автора  

Легендарной Байкало-Амурской магистрали 50 лет! В честь юбилейной даты наши коллеги из газеты «Традиция» начинают цикл публикаций о наших земляках — строителях БАМа.

Апрель — символичный месяц для всех бамовцев. 5 апреля 1972 года началась грандиозная стройка — на станции БАМ были отсыпаны первые кубометры грунта в железную дорогу «БАМ — Тындинский». А спустя 2 года, 27 апреля 1974 года, на строительство магистрали прямо из Кремлевского дворца отправился первый Всесоюзный ударный комсомольский отряд имени XVII съезда комсомола.

 

Звёздные комсомольцы

Первый вертолетный десант комсомольцев-первопроходцев высадился 3 мая в 64 километрах на восток от станции Лена Иркутской области. Так был основан посёлок Звёздный — первая станция западного участка БАМ. И уже 2 года спустя на митинге в честь прибытия на станцию первого поезда выступил дважды Герой СССР, летчик-космонавт Алексей Леонов. К слову, космонавты не только на праздники приезжали, но и сами строили БАМ — например, дважды Герой СССР Валентин Лебедев несколько отпусков подряд работал в Тынде в качестве командира студенческого отряда Московского авиационного института.

Такой была вся эта стройка — космически-масштабная, невероятная, суровая. По последним подсчетам, за всю историю БАМ в нём непосредственно участвовало около 2 млн человек, больше половины — молодежь до 30 лет. Но можно сказать, что БАМ строила вся страна. Республики, края и области, тысячи предприятий поставляли технику, оборудование, рельсы, шпалы, строительные конструкции... Строили не только железную дорогу и станции, но и автодороги, мосты, тоннели, линии электропередач, а еще  жилье, школы, детсады, медицинские учреждения, клубы. И все это в непроходимых лесах, горах, болотах, через полноводные реки. Там, где зимой доходит до -60, а летом одолевает мошкара и гнус, где вечная мерзлота, высокая сейсмичность, бездорожье и необжитость. Так что, думается, параллели с освоением космоса вполне уместны, тем более что, по воле истории, День космонавтики мы празднуем тоже в апреле.

Северобайкальск, встреча первого поезда. Ноябрь 1979 года

Масштаб стройке придал и уникальный этнический состав ее строителей — в многотысячном коллективе трудились представители около 100 народов. Шефские коллективы строили станции, города и поселки, так, в Бурятии ленинградцы строили Северобайкальск, а латыши — Таксимо.

Миллион километров на одном «Урале»

Таежный дальнобойщик Сергей Сониев — один из первопроходцев БАМа. Для уроженца села Загустай Кижингинского района Северобайкальск стал вторым домом.

Для уроженца Кижингинского района Северобайкальск стал вторым домом

- У нас говорят так. Знаешь Серегу Сониева — значит, работал на БАМе, - рассказывает супруга Людмила Сониева. И неудивительно, ведь за плечами Сергея Савельевича, приехавшего на БАМ 23-летним парнем в 1977 году,   миллион километров лесного бездорожья на одном «Урале» (непобитый бамовский рекорд!) и пять построенных тоннелей. На строительство последнего из них Сергей Сониев возил грузы уже пенсионером, в 64 года.

Работал водителем, а потом и бригадиром комсомольско-молодежной бригады в УС «Бамтоннельстрой», возил горюче-смазочные материалы и дизельное топливо на 600 - 700 километров в Таксимо, Северомуйск, на Витим, в Кедровку и Ирокинду. Посёлки в то время обогревались дизельными генераторами, и топливо было вопросом выживания.

Сергей Сониев и бензовоз «Урал», на котором он проработал 11 лет

Бригада с поставленными задачами справлялась отлично, доказательство — высокая награда, переходящее Красное знамя, которое поставило бесстрашных дальнобойщиков на одну ступень с прославленными бригадами мостостроителей и тоннелестроителей. Обидно, что пролежали под сукном документы на присвоение звания Героя Социалистического Труда. Взамен спешно отправили в Англию в составе делегации СССР на съезд профсоюзов работников железнодорожного транспорта как единственного представителя всей Сибири и Дальнего Востока. Супруги Сониевы со смехом вспоминают машиниста автобазы, который с криком: «Не выпускать его!» преградил путь уехавшему было в рейс «Уралу» Сониева, и торопливые сборы на самолет.

Поездка в Лондон на съезд профсоюзов железнодорожного транспорта

Запомнилась еще одна командировка в Москву. Тогда в министерстве транспортного строительства СССР бамовцы, в их числе и Сергей Сониев, встречались с тем самым космонавтом — строителем БАМа Валентином Лебедевым. И аплодировали, когда Лебедеву вручили медаль «За строительство Байкало-Амурской магистрали».

 

Водитель-рационализатор

Сергей Сониев первый заменил карбюраторный двигатель «Урала» на дизельный, первый прицепил к автомобилю сначала один, а потом и второй прицеп, платили ведь за тоннокилометр. В 90-х, когда распалась автобаза, практически из металлолома собрал в ограде два «Урала» и возил из Курумкана продукты на продажу, чтобы прокормить жену и четырех дочерей. Трижды избирался в Северобайкальский горсовет, помогал бамовцам получать обещанные государством квартиры. Человек-легенда, по-другому и не скажешь. Не случайно одна из фигур на памятнике строителям БАМа на центральной площади города скуластым лицом и высокой худощавой фигурой сильно напоминает Сергея Сониева.

На праздновании 45-летия БАМ возле памятника строителям магистрали

Ветеран-дальнобойщик улыбается: официального подтверждения никто не даст, но со скульптором он действительно однажды встречался... И тут же просит: «Надо писать не обо мне, меня и так все знают, а о водителях нашей автобазы. Какие люди! Приспособленные к природе, не избалованные запчастями, которых вечно не хватало на БАМе. Дороги не боялись! У нас работали династиями: были, например, отец и четыре сына. Многих незаслуженно забывают, не приглашают на праздники, некоторые уже ушли из жизни. А ведь на их плечах и построен БАМ. А какая автобаза в Северобайкальске была! Одних бензовозов 100 штук! А всего машин около тысячи».

Бригада Сергея Сониева и высокая награда — переходящее Красное знамя

Как рассказывает Сергей Сониев, в 1977 году водители еще жили в машинах, негде было даже переночевать. А в начале 80-х у автобазы были и магазин, и столовая, и производственный комбинат, и профилакторий на Байкале. В три смены работала большая ремонтная база: кузовщики, моторный цех, токарный цех. Стояли даже камеры видеонаблюдения за ходом работ для более эффективного управления.

 

Рейсы с риском для жизни

Обычно на БАМе водители делали один рейс в неделю, а Сергей Савельевич — три. За месяц проводил дома 3 - 4 дня. В машине возил с собой все с запасом: запчасти, инструменты, еду, теплую одежду. Тайга научила — в первые месяцы на БАМе загнал 18-тонный тягач с цементом в болото и выбирался неделю.

- Рубил лес, по пояс в холодной воде домкратил, подкладывал дерево под колеса. Настрадался, наголодался, но зато научился, - рассказывает бамовец. - Понял, что в трудных ситуациях всё зависит только от меня. Хорошо, что у меня глаз намётанный, глазомер отличный и места я запоминаю быстро. От Северобайкальска до Усть-Кута я доезжал зимой за 7 часов! Потому что помню, где какой подъем, ручеек, яма, знаю, как проскочить.

Три раза тонул, два раза горел на бензовозе. Один из случаев произошел на Витиме. В трескучие сибирские морозы в леспромхозе кончилась солярка, а бензовоз сломался.

- Ложусь я спать, как обычно, в машине, и тут стучат. Смотрю — стоят милиционер и механик леспромхоза. Говорят, беда, товарищ водитель, посёлок замерзает без дизтоплива. А цистерна на Витиме, туда солярку по теплу завезли танкерами. 70 километров по снегу, и машины еще ни разу не ходили! Я колеса спускаю, дошел до емкости, качаю. Когда примерно половина закачалась, заглянул посмотреть, и тут самодельный фонарик-переноска дал искру. Как заполыхало внутри! Я крышку закручиваю, чтобы воздуха не было, и начинаю сливать солярку обратно в емкость. Думаю, сейчас взорвется всё, но обошлось. Привез солярку в поселок, - рассказывает Сергей Сониев.

 

С водителями-дальнобойщиками. Рейс на хребет Кодар, впереди ледовая дорога по Витиму

Потомок дарханов

Как считает сам водитель, уцелеть во многих передрягах ему помогло покровительство предков. Сергей Сониев родом из дарханов (шаманов-кузнецов), причем с четырех сторон. На родине отца, в Хандале Кабанского района, он восстановил Михайловскую кузницу и установил коновязь — сэргэ, на которой удивительным образом выступили изображения храмов, субурганов, молящихся людей, а также предка-шамана в образе птицы. По материнской линии удалось найти место в Большом Дулане, где когда-то располагалась усадьба прапрабабушки Кати — шаманки Хотибэ. Во время Цаганского землятрясения, после которого образовался залив Провал, русскую Катю нашли ребенком одну в лодке на Байкале и взяли на воспитание в бурятскую семью. Односельчане считали, что Хотибэ умеет разговаривать с Байкалом и возвращает домой рыбаков, попавших в шторм. Бабушка Катя и сейчас на берегу Байкала, на своей земле. Природный рисунок на коре старой березы — один в один женщина в платочке.

Сам Сергей Сониев в своей кузнице в Северобайкальске кует маленькие подковки — на счастье, здоровье и удачу. Люди говорят, помогают.

16 июня