ЧП в воинской части. В пос.Звездный рядовое дежурство закончилось поножовщиной К нам в телекомпанию обратились родственники солдата, обвиняемого в преступлении. Они считают, что сына оговорили.

Происшествия 27 января 2016, 18:45 14034
Которые сутки без сна. Один звонок сына разделил жизнь на «до» и «после». До были проводы в армию, гордость за единственного мужчину в семье. Теперь тревога и попытки хоть что-то выяснить. Мария Эрдыниева, мама Гэсэра: Позвонил 4 числа вечером, после 16:00. Говорит: «Меня положили в психиатрическую клинику». Солдат получил ножевое ранение, и вот его закрыли. «Меня, - говорит, - подозревают». Он не сделает, у него дома две девчонки, он никогда их не обижал. Я его знаю хорошо. Вырастила так сына своего. Гэсэр прослужил в элитных войсках не более 2 месяцев. 29 декабря на КПП в Звездном нес вахту с двумя солдатами. Дежурили по очереди. Утром один ушел на завтрак, обратно не вернулся. С ножевым ранением он попал в госпиталь. Обвинили Гэсэра. 7-часовой допрос и чистосердечное признание. Нам удалось связаться с Гэсэром по телефону, и вот что он говорит: Гэсэр: Подставили меня. «Либо ты, либо дежурный». Нас же трое было. Один потерпевший. Стало быть, два подозреваемых. Этот потерпевший указал на меня. Этот дежурный автоматически уходит из-под подозрения. Меня разбудили ночью, в 11 часов, повели в штаб. В штабе три полковника из меня вытягивали это все. Потом тетя его ночью приехала, с тетей разговаривал. Это все продолжалось до 6 часов. Я хотел оттуда уйти просто, они из меня всю душу высосали. Корр.: А как ты думаешь, почему он на тебя указал? Гэсэр: Я не знаю, боится, может, чего-нибудь. Пострадавший провел на операционном столе около 4 часов. Столовый нож не достал до сердца 2 см. Его жизнь вне опасности. Для родственников сейчас это самое главное, о причинах происшествия они тоже ничего не знают. Корр.: Он думает, что это Гэсэр был? Оюна Жалсанова, мама потерпевшего: Он вначале вообще ничего не говорил про него. Я его расспрашивала. Он говорит: «Не надо, мама, не беспокойтесь пока». Я говорю: «Что, деньги понадобились? Или из-за чего?». Он перед этим был в увольнительном. «Или ты что-то должен был привезти ему? Или что он хотел-то?» Он об этом не хотел вообще рассказывать. Пока вопросов больше чем ответов. Возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение уставных правил». Она предусматривает до 10 лет лишения свободы. Обвиняемому уже наняли адвоката. А сам Гэсэр сейчас проходит экспертизу в психиатрической клинике. За поддержкой его мама обратилась в Комитет солдатских родителей. Ольга Ганичева, председатель комитета солдатских матерей: Мы стараемся совместно с командованием найти выход из положения. Даже не вынося сор из избы, в войсковой части решить этот вопрос и выяснить причины. В данной ситуации здесь, я говорю, это уже не наша работа. Работу сейчас ведут военные следователи и от комментариев пока воздерживаются.
30 сентября