Бурятия и Монголия: перезагрузка Сможет ли новый глава Бурятии Алексей Цыденов преодолеть невидимую стену в отношениях двух братских народов, которая оказалась неприступной для его предшественников?

Политика 1 февраля 2018, 11:30 10341
Бурятия и Монголия: перезагрузка

В конце января Алексей Цыденов посетил Монголию в рамках бизнес-конференции «Инвестиционный потенциал республики Бурятия». Вместе с ним в соседнюю страну выехали представители бурятского бизнеса и профильные чиновники. В основном предлагали монголам бурятский туризм, в том числе и медицинский. Представили Байкальскую гавань, авто-туристические кластеры, минерально-сырьевой комплекс и т.д. Кроме этого, Алексей Цыденов предложил монголам электроэнергию, вырабатываемую на Гусиноозерской ГРЭС взамен строительства ГЭС на Селенге.

Монголы проявили интерес, вежливо покивали головами и даже наградили Алексея Цыденова высшей наградой для иностранцев- орденом Полярной звезды. Однако означает ли теплый прием, что в отношениях между нашей республикой и Монголией что-то кардинально изменится? Ведь подобные бизнес мероприятия и встречи регулярно проходят с начала двухтысячных годов. Часть проблем, конечно, постепенно решается, но какие-то вопросы не решены до сих пор.

Бурятия - пятое колесо или полноправный партнер?

Взаимоотношения Бурятии и Монголии невозможно рассматривать вне контекста внешней политики Российской Федерации. Деятельность на этом поприще нашей республики носит скорее характер поддержания дружеских и деловых отношений в текущем периоде, а все серьезные решения все же принимаются Кремлем. Так было, например, с введением безвизового режима в 2014 году, который стал возможен после личного визита в Монголию Владимира Путина. Тогда же были приняты соглашения об оказании безвозмездной военно-технической помощи Монголии и продолжения списания долгов.

В 1996 году Бурятия организовала в Улан-Баторе собственное представительство, которым с 2010 года руководили члены правительства в ранге министра. Однако по сути никакого дипломатического статуса оно не имело, а исполняло функции торгового и культурного посредника между одним из регионов РФ и зарубежной страной.

При этом существенная роль Бурятии в отношениях между Монголией и Россией не оспаривается и не принижается. Российское посольство в Улан-Баторе благосклонно смотрело и смотрит на встречи бурятских руководителей с высшим руководством Монголии и даже в чем-то помогает. Например, сегодня, когда встал вопрос о реорганизации бурятского представительства в более эффективную структуру, посольство взяло на себя часть обязательств. А сотрудникам бывшего представительства Бурятии были выданы дипломатические паспорта и сами они теперь числятся в российском МИДе.

Монголия сегодня больше, чем когда-либо за свою современную суверенную историю (начиная с 1990-х годов) заинтересована в сотрудничестве с Россией. Новый президент от демократов Халтмаагийн Баттулга лично возглавляет монгольские делегации и активно участвует в российских бизнес-форумах. О том, что интерес монгольских властей во взаимоотношениях с Россией в том числе распространяется и на Бурятию, рассказал российский посол Искандер Азизов во время инаугурации Халтмаагийна Баттулга летом 2017 года.

- Президент Монголии Халтмаагийн Баттулга подчеркнул важность отношений с Российской Федерацией. Он подтвердил своё стремление к развитию российско-монгольских отношений во всех без исключения областях. Важное место президент Монголии отводит региональным связям и связям на уровне приграничных регионов, - подчеркнул Искандер Азизов. 

Владимир Путин с президентом Монголии Халтмагийн Баттулгой, 28 августа 2017

Товарооборот между Россией и Монголией стабильно рос до 2015 года. Согласно официальной статистике в 2008 году он составлял порядка 790 миллионов долларов, в 2014 году уже 1,5 миллиарда долларов. Однако потом произошло резкое падение из-за финансового кризиса в России до 1,13 миллиарда. Сегодня торговля с Россией оценивается примерно в 20% от всего внешнеторгового оборота Монголии. Основная доля приходится на Китай - порядка 5 миллиардов рублей в 2016 году. Отдельной статистики по товарообороту Бурятии и Монголии нет, но бурятские власти оценивают его примерно в 10 процентов от общего.

С советских времен в Монголии сохранились совместные с Россией предприятия, такие как молибденовый комбинат «Эрдэнэт» (один из крупнейших в Азии), горнообогатительное предприятие «Монголросцветмет», а также УБЖД (Улан-Баторская железная дорога). В 2016 году «Ростех» подписала соглашение о продаже Монгольской медной компании 49 % акций в совместных российско-монгольских горнорудных предприятиях. Таким образом объекты стали полностью монгольскими. Крупным совместным объектом остается Улан-Баторская железная дорога.

Как оказалось, глава Бурятии Алексей Цыденов в бытность работы заместителем министра транспорта России, и будучи в совете директоров РЖД, также являлся членом правления УБЖД. Оттого, в Монголии приход Цыденова восприняли с большим энтузиазмом. Сегодня УБЖД нуждается в развитии, в первую очередь электрификации. До сих пор по построенной советскими специалистами монгольской железной дороге ездят тепловозы. Поэтому одной из главных тем во всех монгольско-бурятских встречах последнего времени стоит покупка электроэнергии, а также модернизация подвижного состава.

В 2008 году, когда Вячеслав Наговицын впервые приехал в Монголию с официальным визитом, сторонами был подписан договор о намерениях, в рамках которого монголы обещали ремонтировать свои локомотивы на улан-удэнском ЛВРЗ. Однако обещание не сдержали, и ремонт осуществляют в странах Восточной Европы, что несколько нелогично. Возможно сегодня этот вопрос опять появится на повестке торговых переговоров.

Великий азиатский стрелочник

Очевидно, что сегодня Монголия интересна России не столько как самостоятельный партнер, но в первую очередь, как транспортный коридор для товаров из Китая. Так уж получилось, что маленькая Монголия исторически всегда была буфером между двумя сверхдержавами: Китаем и Россией. Такое геополитическое положение однажды помогло ей отстоять свою независимость.

На начало 19 века приходится расцвет Великого чайного пути, сухопутной артерии, по которой товары из Азии попадали в Европу. Чайный путь не так известен как Великий шелковый, но для Бурятии и России он сыграл огромную роль. Маленький бурятский городок Кяхта и его близнец Маймачен по другую сторону границы за пару десятков лет стали центрами тогдашней международной торговли своих стран. Маймачен полностью сгорел в пламени монгольских революций в начале 20- века, сейчас на его месте находится поселение Алтан Булаг и одноименная свободная экономическая зона, в некотором смысле претендующая на славу Маймачена.

Однако сам Маймачен и Кяхта к началу 20 века давно утратили свое значение. В 1869 году был построен Суэцкий канал, который сделал доставку грузов морем гораздо выгоднее. Теперь судам, в основном английского флота, не нужно было огибать Африку, чтобы привезти товары из Азии в Европу. А в 1903 году открыли КВЖД (Китайско-Восточная железная дорога), что окончательно добило Великий чайный путь.

Впрочем, в политическом плане приграничные территории оставались все еще очень важными. Здесь происходили исторические события, повлиявшие на характер отношений между странами. В 19 веке Маймачен, как и вся современная Монголия, уже как 200 с лишним лет был китайским, но уже тогда в стране назревало национально- освободительное движение, которое с помощью русских казаков в 1911 году смогло избавится китайского «ига» и провозгласить независимость. Правда ненадолго, в 1924 году в Монголии произошла народная революция, после которой вплоть до 1992 года страна была социалистической и полностью зависимой от СССР.

Взяв путь на демократию, Монголия, очевидно в эмоциональном порыве, начала отказываться от всего «советского». Обида на большого советского брата, который по мнению многих монголов бросил их на произвол судьбы в 90-х годах, сказалась и на отношениях с Россией. Именно тогда по инициативе Монголии был отменен безвизовый режим, а товарооборот рухнул практически до нуля. При этом существуют большие сомнения, смогла бы Монголия сегодня быть суверенной страной, если бы в свое время северный сосед не помог ей победить маньчжуров. До сих пор, ни одна страна, в свое время захваченная ими, не смогла стать самостоятельной от Китая, например, Внутренняя Монголия.

В поисках нового пути в статусе по- настоящему независимого государства, Монголия обратилась как к Китаю, так и к США. В 2005 году Улан-Батор впервые с официальным визитом посетил тогдашний президент Джордж Буш младший. США начали инвестировать в минерально-сырьевой комплекс, а также помогать Монголии дешевыми кредитами и финансировать социальные программы. В 2013 году Монголия стала глобальным партнером НАТО. Сегодня ведутся переговоры о размещении одной из баз Северо-Атлантического Альянса на территории страны.

Все это не может не напрягать Россию и Китай. Очевидно, Монголия продолжает исторический опыт игры на чувствах крупных держав, и это ей неплохо удается. Однако, сотрудничество с США в любом случае не рассматривается как решение всех проблем. Для Монголии крайне важным остается развитие собственной экономики за счет сотрудничества со своими географическими соседями. Например программа по развитию дорожной сети. Нехватка сети железных и автомобильных дорог с твердым покрытием тормозит товарооборот между Китаем и Россией через Монголию. Без дорог невозможен тот самый транспортный коридор, на который так рассчитывает Бурятия.

Транспортный коридор

Алексей Цыденов и его предшественники не раз говорили о необходимости строительства логистических центров на территории Бурятии, откуда товары из Китая и Монголии могли бы уходить дальше по стране. Однако они окажутся просто бессмысленными, если Монголия не решит проблемы с дорогами и с таможней внутри своей страны. Под вопросом само существование коридора, так как товарооборот с Китаем вполне успешно идет напрямую через Маньчжурию, хотя, как отмечают эксперты, путь через Монголию сокращает дистанцию доставки грузов примерно на тысячу километров. Но отнюдь не время.

Программа «Дороги тысячелетия» была запущена в Монголии еще в начале 2000-х, однако строительство идет не так быстро как хотелось бы. В проект в свое время вкладывались и китайские и международные финансовые организации, однако, как говорят, уровень исполнения и коррупция в среде монгольских чиновников, срабатывает досадным тормозом.

Кроме дорог, у Монголии большие проблемы с пропускной способностью на границе. Например, пограничный переход Замын-Уудэ напротив китайского Эрляня, хоть и работает на порядок лучше и быстрее, чем Алтан Булаг на границе с Россией, и все же не справляется с потоком. Товары могут стоять на границе неделями, что делает этот путь крайне не выгодным для предпринимателей, которым интересен российский рынок, и опять же решает в пользу Маньчжурии.

панорамный вид на российско-монгольскую границу, автор - Зорикто Дагбаев

Бурятия неохотно идет на сближение

Но обвинять одних монголов в том, что сотрудничество наших стран несколько заторможено, нельзя. В Бурятии с логистикой тоже есть проблемы. За десять лет мы не смогли существенно улучшить условия на пограничных пунктах. Кяхта, Наушки и Монды не соответствуют запросам времени, особенно в условиях безвизового режима и увеличения товарооборота. Правда, вина здесь не совсем Бурятии. Государственная граница целиком и полностью находится в компетенции федеральных властей. Так, например, Росгранстрой из-за чехарды подрядчиков так и не смог закончить реконструкцию МАПП Кяхта.

Таможенный пункт МАПП "Кяхта" (Наушкинская таможня), автор - Марк Агнор

Реконструкция международного автомобильного пункта пропуска началась в 2013 году. Новый пункт должен был увеличить пропускную способность вдвое – до тысячи машин в сутки. Пока на МАПП – пять полос движения транспорта: по две раздельных на въезд и выезд из страны для грузовых и легковых автомашин. Одна реверсивная – для пассажирских автобусов. Весь автотранспорт попадает на территорию через одни ворота, там и образуется очередь. Переход на круглосуточный режим работы не особо увеличил пропускную способность, сообщали в 2016 году. С тех пор о реконструкции не вспоминают, разве что в разрезе коррупционных скандалов и уголовных дел.

А вот автомобильный туристический кластер в Кяхте как раз находится в ведении республики. Однако и там особо похвастаться нечем. На сегодняшний день единственным готовым объектом. кроме инфраструктурных (котельной и водозабора) является гипермаркет «Абсолют».

Таким образом, будущее бурятско-монгольских отношений полностью зависит от воли федерального центра и финансирования инфраструктурных пограничных проектов. Бурятия же, как лицо ответственное за текущие отношения, должна подготовить для этого почву путем поддержания здорового делового климата и выдвижения интересных инициатив на местах.

Подписывайтесь на канал Ариг Ус в Telegram.

27 февраля