Спланированная акция или народный порыв? Эксперты о митинге против вырубки леса в Улан-Удэ Глава Бурятии считает, что чувства закаменцев использовали в корыстных целях.

Общество 14 мая 2018, 21:33 9594

Почему к митингующим никто не вышел, позже объяснил глава Бурятии. И, как оказалось, прощаться с китайским инвестором в правительстве не спешат.

Алексей Цыденов, глава республики Бурятия: Сейчас сам инвестор отказался от участка в Закамне, он тоже не хочет с местным населением воевать. Но это его решение. Но инвест-проект в силе, он будет реализовываться. Взамен того, что он отказался, с районом не определились, сейчас будем смотреть. Такие инвест-проекты создают легальные рабочие места, они создают условия для легальной заготовки леса с правильным лесовосстановлением.

Алексей Цыденов заявил, что о договоре с китайскими инвесторами готов рассказать лично всем желающим, но только если встреча с общественностью пройдет в рамках закона.

Алексей Цыденов, глава республики Бурятия: А вот такие сборы, просто собрались и под топот ног пытаются что-то требовать, ни с кем в таком формате разговора не ведем. Сами жители Закамны после того как в пятницу собирались, они призвали в тех же соцсетях о том, что не надо здесь выходить. Любой митинг должен быть организован в рамках законодательства.

По мнению главы чувства закаменцев использовали в корыстных целях. Глава заявил, он знает, кто спровоцировал скандал с закаменским лесом и этих людей «взяли на карандаш». Так все-таки что это было: срежиссированная акция или народный порыв? Мнение экспертов разделились.

Алексей Михалев, политолог: Это спланированная акция накануне выборов и на самом деле это политический перформанс, представление, устроенное ангажированными людьми, которые преследуют свои интересы. Была рубка леса, не была рубка леса, был ли мальчик. Это уже неважно, важно то, что кто-то решил на этом немного поспекулировать, взбудоражить чувства народа и сделать себе политический капитал.

Игорь Озеров, редактор радио «Эхо Москвы» г. Улан-Удэ: Я слабо представляю как на этом шуме, на этих волнениях можно какую-то предвыборную выгоду получить, поэтому, я думаю, жителей Закаменского района это реально волнует. На это накладывается недоверие к каким-то проектам. Все знают как рубят лес, об этом очень много говорят. 

Алдар Бадмаев, экономист: Вот это варварская, хищническая лесозаготовка, которая убивает нашу окружающую среду, то же самое касается добычи нефрита. Просто надо все это перерабатывать, а  не так в сыром виде продавать за бесценок. По существу, безусловно, мы бы этим не занимались, у нас в республике и в России в целом, если бы у нас существовала мощная промышленность, сельское хозяйство, перерабатывающий сектор.

Сергей Басаев, журналист: Дело в том, что у нас в республике большой массив населения ушел от своих традиционных занятий. Мало кто занимается в районах сельским хозяйством, люди занимаются незаконной добычей леса. Власти же сами виноваты, что не создали условия для того, чтобы люди занимались тем, чем традиционно всегда занимались.

Алексей Комбаев, заведующий кафедрой политологии и социологии БГУ: В Закаменском районе люди очень традиционно относятся к тем святыням, которые там существуют, в том числе, которые связаны с природой. И когда говорят, что заходит какая-то корпорация, сразу возникает такая картинка, что выжженная пустыня и одни пеньки. Но если бы сама модель была бы объяснена и люди бы увидели позитивные примеры, может быть реакция была бы совершенно иная.

Арнольд Тулохонов, член корреспондент РАН: В чем недостаток Закамны? Она очень далеко от железной дороги. Я даже удивляюсь, почему китайцы туда зашли. Ну, естественно, что там нетронутые массивы. А так вырубают около железной дороги. С этой точки зрения закаменцам повезло. Но хотят ли они брать или не хотят – это уже вопрос референдума. Не выходить на площадь. На площадь выходят, когда уже совсем безысходно, а делать это все с точки зрения науки, обсуждения, компромисса.

Копирование разрешено только с письменного согласия главного редактора
Авторы:
8 августа