Рейс вброд. Воспоминания таёжного дальнобойщика Продолжение истории Сергея Сониева.

Общество 12 августа 2023, 12:14 7143
Рейс вброд. Воспоминания таёжного дальнобойщика
фото автора

Продолжение воспоминаний таёжного дальнобойщика из Северобайкальска Сергея Сониева. Первую часть смотреть здесь.

Перед тем, как идти вброд через реку Каохту, я б сто раз подумал, если бы знал, ЧТО в сумке у моей пассажирки, диспетчера автобазы «Бамтоннельстрой»...

Загрузились мы, как всегда, на нефтебазе Усть-Кута соляркой для поселка Тоннельного. Мы - это Леонид Захарович Косинов, Баир Батуев и я на трех «Уралах»-бензовозах. В мою кабину в Северобайкальске по приказу начальника автобазы Владимира Ивановича Литвинова посадили нашего диспетчера Тамару Ильиничну Соболеву с большой сумкой. 

До Каохты мы ехали 19 часов без остановки. Договорились напроход идти в поселок Тоннельный. Сперва выгрузить пассажирку, а после выспаться в кабинах, как обычно, возле столовой.

Остается 20 километров до Тоннельного. Под утро подъезжаем к мосту Каохты, а там столпотворение машин - в два ряда стоят. Прохладно, почти у всех горят габариты, водители сидят в машинах, греются в заведенных машинах, многие спят. Там и северомуйские самосвалы, груженные щебнем для тоннелей, и машин 15 разных из автобазы НАТС, мехколонн, мостоотрядов. И наши, бамтоннелевские, на «Уралах» - Александр Андреев, Александр Трофимов, Николай Брежнев, Николай Пачкир. Среди нас только Косинов из Новосибирска, остальные все из Бурятии. На БАМе я заметил, что водители из Бурятии намного более приспособлены к бездорожью.

 

Выходим из кабин, пошли смотреть. Поднимаемся на насыпь, а моста нет. Постояли, покурили, решили ждать утра. Я от усталости засыпаю, сидя за рулем. Рядом, обняв свою большую красную сумку, спит Тамара Ильинична.  Сквозь сон слышны шум реки, глухие удары валунов, которые ворочает буйная река.

Только утром, при дневном свете, увидели мы, как страшна разливающаяся горная река: ледяная снежная вода, с бешеной скоростью несутся вековые листвяки, вдоль дороги кюветы, наполненные водой, ниже по течению валяются металлические пролеты моста. И страшновато, и завораживает сила горной реки. 

Знал бы я, что в моей кабине едет заработная плата целой автобазы (а ребята получали в то время очень хорошие деньги), я бы никогда не принял такого самостоятельного решения идти вброд через Каохту. Но в Тоннельном нас ждали с соляркой, проходку ведь не остановишь из-за отсутствия ГСМ. Ждать день, два, пока спадет вода, нам, конечно, тоже никому не хотелось. Походив по берегу, посовещавшись, зная надежность наших «Уралов», решили рискнуть.

Вперед нас пошел трактор «Фиат-Аллис» высотой с двухэтажный дом, ковш которого был выше наших «Уралов». Он расчищал нам дорогу от несущихся валунов и деревьев. Моя машина пошла первой, за мной Баир и остальные пять «Уралов». Местами вода достигала середины лобового стекла, порой до середины дверных окон. Казалось, скоро двигатель захлестнет водой, вижу, что до воздухозаборника не доходит, ведь может произойти гидроудар двигателя. Кабина потихоньку наполняется ледяной водой и достигает сиденья, скоро до панели приборов зальет. Поплыли пустые термосы, продукты, мешая вращать баранку. Пассажирка моя сидит молча, лишь сильнее прижимает сумку к себе, а сумка, смотрю, уже вся мокрая.

Из-за грохота на реке совершенно не слышно, как работает двигатель, кажется, что он заглох. Газ нажимаю и только по тому, как от меня отдаляется большой валун на берегу, понимаю, что машина движется. Машину болтает, качает то вправо, то влево на валунах. «Урал» идет с трудом, с пробуксовкой, и не поймешь, то ли сила горной реки, то ли большие валуны под мосты попадают. Нас спасает то, что машина хорошо груженная.

Новые и новые маленькие нырки, и кажется, что страшное позади. Вот маленький заберег перед выходом. В зеркале вижу еще шестерых, идущих за мной по бурлящей реке, видны лишь макушки кабин и горловины бочек бензовозов.

Стоя уже на берегу и встречая выходящие из воды «Уралы», я очень гордился своими друзьями и нашими «Уралами», которые мы получили новенькими из фонда Вооруженных Сил СССР. Ни одна импортная техника не сможет сравниться с нашими «Уралами» по надежности.

С двух берегов «магирусники» смотрели, что умеют военные «Уралы». Когда пошли вброд, многие качали головой, мол, не пройдете, куда лезете. Когда открыли двери кабин, вместе с водой вылетели продукты, одежда. Все мокрые, как суслики, но счастливые, у всех в глазах радость победы.

Одному богу известно, сколько денег вместилось в хозяйственной сумке Тамары Ильиничны. Я-то думал всю дорогу, что едет человек в Тоннельный просто по работе. А тут после разгрузки ГСМ вдруг слышу разговор водителей автобазы № 2, что Тамара Ильинична привезла месячную зарплату для автобазы и выдает её в конторе мокрыми деньгами. Вот тут-то я испугался по-настоящему. А вдруг бы что случилось, вдруг бы я утопил такие большие деньги и расплачивался бы много-много лет.

Конечно, в дальнейшем у меня и у моих друзей-дальнобойщиков автобазы БТС было много случаев рискованных переправ по рекам, на Байкале. Но этот случай мне запомнился из-за потрясающей выдержки и храбрости удивительной женщины – нашего диспетчера Тамары Ильиничны.

23 июля