Состоялась акция в защиту Эдуарда Ульмана После известных событий в горах Чечни капитан Ульман успел отсидеть больше двух лет в тюрьме, вернуться к месту своей службы в Улан-Удэ и даже жениться. Его жена Екатерина присутствует на публичной...

Без раздела 18 августа 2006, 00:00 2647
После известных событий в горах Чечни капитан Ульман успел отсидеть больше двух лет в тюрьме, вернуться к месту своей службы в Улан-Удэ и даже жениться. Его жена Екатерина присутствует на публичной акции - конференции в поддержку своего получившего мировую известность мужа. В среду поздно вечером Катя, сослуживцы супруга и активисты Союза военнослужащих «Защита» и созданного этой весной общественного «Комитета солидарности с группой спецназа ГРУ» провожали на вокзале Эдуарда Ульмана и Александра Калаганского. В Ростове на суде к ним присоединится их, так сказать, «подельник» - живущий в настоящее время в Новосибирске Владимир Воеводин. Перед отправлением, сидя в купе, Эдуард Ульман обратился к участникам конференции со словами: "Большой привет всем участникам конференции. Огромное спасибо! Завтра в акции в нашу поддержку будут участвовать люди не только из Бурятии. Я знаю, что приедут и из Иркутска. Всем спасибо за то, что вы нас поддерживаете. Если бы не вы, мы бы, наверное, давно скисли". Александр Калаганский вместе с Владимиром Воеводиным непосредственно выполняли приказ капитана Ульмана казнить шестерых мирных чеченцев. Тогда лейтенант, Калаганский получил сегодня то же звание, что и его бывший командир. Все четыре года он провел в командировках на судебные заседания. На всех судах он транслирует то, что по рации слышал из уст командующего операцией у чеченского села Дай полковника Владимира Плотникова. Александр Калаганский, обвиняемый, капитан ГРУ МО России сказал в интервью: «Он непосредственно говорил: «У тебя все двухсотые. Двухсотые – это на нашем жаргоне, убитые»». После двух оправдательных вердиктов суда присяжных в Ростове Ульмана и Калаганского настигло решение Конституционного суда России о том, что впредь до создания на территории Чечни института суда присяжных дела по военным преступлениям там будут рассматриваться военным судом в составе трех профессиональных судей. Свою правоту эти люди видят так. Александр Калаганский: «Наша позиция была однозначно высказана - мы выполняли боевой приказ в боевой обстановке. И тогда считали, и сейчас считаем, что мы обязаны были его выполнить». С этим согласны участники конференции в их поддержку, представляющие общественные организации Бурятии и местные отделения партии Жириновского и «Родины». Здесь же были представители Российского объединения ветеранов и инвалидов войн и воинской службы из Иркутска. Поддержать того, с кем два года воевал в одном отряде, специально приехал из Москвы наш земляк Анатолий Коробенков, получивший в Чечне «Героя России». Анатолий Коробенков, герой России, майор ГРУ МО России: «Если согласно Конституции у нас в стране все национальности равны, то почему-то сейчас из чеченцев делают самых равных, что, на мой взгляд, чревато еще неизвестными политическими последствиями. Умиротворение подобным образом Чечни недопустимо». Николай Федотов, член Комитета солидарности с группой Ульмана: «Нам кажется, что было бы логичным, чтобы амнистия в Чечне была обоюдной. В амнистии нуждаются и «федералы», те, кто в силу разных ситуаций, правых или неправых, это другой вопрос, оказались причастными к тем или иным преступлениям на территории Чеченской Республики. Если уж амнистия, то она должна быть как для одной стороны, так и другой противоборствующей стороны. Участники конференции составили открытое обращение к Путину, в котором они требуют определить правовой статус военных в Чечне, прекратить судебное преследование группы Ульмана. Они хотят, чтобы наказаны были не слепые исполнители преступного приказа, а настоящий преступник. По их мнению, это полковник Плотников. Сергей Басаев, Александр Намжилон
Копирование разрешено только с письменного согласия главного редактора
5 июля