«Мама, я не Питер Пэн» В «Ульгэре» прошла премьера актуального подросткового спектакля.

Культура 16 сентября 2023, 17:17 6219
«Мама, я не Питер Пэн»
фото: Александра Данилова

7 и 8 сентября театр кукол «Ульгэр» представил премьеру «Это все она» (12+) в постановке Анны Морозовой по пьесе белорусского драматурга Андрея Иванова. Спектакль о непростых взаимоотношениях мамы и сына после смерти главы семейства из подростковой истории трансформируется в практически древнегреческую трагедию с накалом страстей, катарсисом и почти мифологичным пространством.

 Премьерные показы прошли в Бурятском академическом театре драмы им.Х.Намсараева. Формат режиссером был выбран «сцена на сцене», когда зритель максимально приближен к актерам, что позволяет погрузиться вглубь истории и увидеть все эмоции персонажей.

В центре истории – взаимоотношения мамы (актриса Анастасия Мисайлова) и сына-подростка (Игорь Рубцов). Некоторое время назад они потеряли мужа и отца. Еще сильны переживания, еще не пришло принятие того, что его больше нет. Боль остра. И она, в том числе, становится причиной для отстранения друг от друга. Каждый проживает потерю в одиночестве.

Мы встречаем героев уже в точке кипения их отношений, когда «крышечку» вот-вот сорвет, в появившейся неприязни и непонимании другого. Неслучайно на протяжении спектакля часто кипит чайник, а в какой-то момент даже у него «не выдерживают нервы».

Мама в надежде хоть что-то узнать о жизни сына, сблизиться с ним, восстановить разорванную связь принимает отчаянное решение завести фейковую страницу в социальной сети и подружиться с ним на просторах интернета под вымышленным именем.

Если говорить об оформлении сценического пространства, то художник Анна Полякова придумала несколько планов. На первом – условная кухня в квартире с обеденным столом на фоне белой стены. Но в момент накала страстей, когда герои буквально горят в пожаре своих эмоций, эта беленая стена оказывается полыхающим огнем парусом. И на втором плане мы видим прохудившуюся лодку, дыры в которой уже не залатать. А сам парус больше напоминал белый флаг, который уже не будет выброшен ни одной из сторон, и в этой разрушительной войне ни победителей, ни проигравших не будет.

Спектакль соединяет в себе элементы драматического и пластического театра и, конечно, театра кукол. Вначале мы видим актеров, пластически двигающихся, словно куклы (режиссер по пластике Евгения Герасимова). Они выполняют свои ежедневные бытовые обязанности почти машинально, схематично. В том, как мама готовит обед для сына, нет душевности, родственной любви. Живые люди здесь – куклы. Другая интересная режиссерская находка, когда герои в социальной сети общаются с помощью кукол: маленькой девочки для мамы и черного ворона для сына. Это их альтер эго. И, наверное, именно в этих образах они как раз настоящие. Мама после смерти мужа ощутила себя вновь ребенком, беззащитным и потерянным. А сын увлекается странными вещами, поклонник мистики, готической субкультуры, Мерлина Менсона, пишет мрачные стихи и слушает песню «Кремация Бонифация». Эта тяга к темной стороне своей личности присуща многим подросткам, поэтому она так пугает родителей и делает детей непонятными для взрослых.

Этот момент тоже интересно обыгран в спектакле. Когда мама впервые заходит на страничку к сыну с фейкового аккаунта, зритель видит маленькую девочку в полной темноте с красным сердцем в руках. Она бродит по его внутреннему миру, словно в подземелье, полном драконов и монстров, наощупь.

Корабль в декорациях тоже не случаен. Это не только дырявое судно, но и корабль Питер Пэна, героя повести Джеймса Барри. В детстве мама читала сыну именно эту сказку, которая была его любимой. Но мальчик вовсе не Питер Пэн, а мама далеко не Венди. Никто не подарит им волшебную пыльцу, чтобы они могли убежать в Нетландию от своих проблем. Даже социальный работник, психолог – персонаж, воплощенный Эржэной Лхасаруновой, – не сможет чудесным образом починить эти отношения, пусть в одной из сцен у нее в руках и появляется волшебная палочка. Хотя она и не пытается это сделать, а только бездушно выполняет свои функции и в действительно совсем не понимает подростков, а даже их боится.

«Это все она» – актуальный в контексте современных технологий, красивый и многослойный спектакль о любви, о которой сказать героям почему-то очень трудно, практически невозможно. И невысказанное чувство приводит почти к древнегреческой трагедии.

Театр – это всегда разговор со зрителем, коммуникация с ним. «Это все она» позволит родителям и подросткам поговорить с самими собой, посмотреть на себя со стороны. Для мам – это история про гиперконтроль и гиперопеку, про разрушенные семейные роли, про непонимание подростка. Для сына – про естественное в этом возрасте разочарование в родителях, про «колючесть» и поиск себя и своего места в этом мире. И, конечно, театр – это возможность задать вопросы себе. В этой истории: насколько далеко может зайти родитель в нарушении границ ребенка, почему родные люди не могут договориться друг с другом, куда уходит уважение и как не потерять любовь?

Спектакль займет достойное место в репертуаре театра «Ульгэр». Его нужно увидеть, потому что это искусство – современное, сильное, цепляющее за живое.

21 июля