Разработка молибдена в Тарбагатае: власти – за экономику, жители – за экологию Молибден – природное добро или зло? Этим вопросом задаются жители всех деревень Тарбагатайского района. Общественный резонанс вызвала весть о возможной разработке месторождения в местности Жарчиха.

Экономика 24 июня 2013, 19:55 8084
Эта история тянется уже 7-й год. В 2006-м местная администрация дала добро на разведку наличия молибдена. В тарбагатайских горах прописались геологи. Жарчихинское месторождение находится в 3 километрах от села Тарбагатай, от Селенги его отделяет всего 2,5 километра, а от ближайшего населенного пункта и того меньше: между селом Пестерево и месторождением молибдена всего 1 километр. Дорога к сердцу месторождения перекрыта. И посторонних встречают неприветливо. - Мне просто нужно проехать на место на само. - Вы аргументируйте, почему вам на это место нужно? Я не собираюсь шутить, выезжайте из территории и явитесь на Ермаковского, 32, там переговорите.Лицензию на молибденовые богатства Тарбагатая имеет «Прибайкальский ГОК». Природоохранная прокуратура уже оштрафовала организацию на 300 тыс. рублей. Проекта на разработку нет. Его готовят в Санкт-Петербурге. Доделают приблизительно к концу года. И только потом ученые проведут государственную экологическую экспертизу. Отец Сергий, настоятель Тарбагатайского крестовоздвиженского храма: Экология вообще будет уничтожена. Это такой проект, можно его назвать – первобытный...Отец Сергий активно участвовал в общественных слушаниях по разработке месторождения. Открытый способ добычи у многих вызывает тревогу. Отец Сергий, настоятель Тарбагатайского крестовоздвиженского храма: Во-первых, будет израсходовано очень большое количество кислоты – десятки миллионов тонн. Во-вторых, весь завод будет просто вырытые ямы, будет взрываться котловина, добываться оттудова этот молибден, высыпаться в эти ямы и заливаться кислотой. Там не предусмотрено даже никакой изоляции от земли.Зеленеющие поля – территория будущих хвостохранилищ. Рядом Селенга – нерестилище омуля. Повсюду священные для буддистов и старообрядцев места. Но всем несогласным с добычей молибдена озвучивают экономические доводы. Алексей Трифонов, глава Тарбагатайского района: Это 600 рабочих мест. Это налогооблагаемая база – один из крупнейших был бы поставщиков налогов в республику и в том числе район. По заверениям руководства, 35070 тысяч – заработная плата водителей, в среднем заработная плата – 37 тысяч. Большие по сельским меркам деньги. В администрации утверждают – в районе есть люди, поддерживающие открытие ГОКа и готовые там работать. Но на улицах Тарбагатая сторонников проекта мы не встретили. - Мы против! Всех страх берет. - Молибден гасят, известно, чем гасят – серной кислотой. Население-то начнет от этих ядов умирать.- Хотя они и говорят, что верхний слой будет сниматься, потом это засыпаться, но во все это не верится.- У нас даже онкологические заболевания уже превышают все районы, да если мы сейчас ещё там разроем молибден, здоровье-то будет... а у нас дети растут.И вердикт прошедших общественных слушаний однозначный – отказать в одобрении данного проекта. За это решение проголосовало более половины участников. Слушания пройдут ещё раз – ближе к окончанию исследований. Пока экономические доводы тарбагатайцев не убеждают. Здоровье ни за какие деньги не купишь.
20 июня